Единение. Просвещение. Созидание.
исламский журнал
С именем Аллаха, Милостивого и Милосердного. Ырайымдуу, Боорукер Аллахтын аты менен!
«Воистинну, эта Умма ваша — единая Умма (община)» (Коран 21/92)
Время намазов
18 октября 2017г.
Фаджр
05:44
Шурук
07:18
Зухр
12:47
Аср
16:32
Магриб
18:21
Иша
19:36
Вопрос ученому
Вы можете задать интересующий вас вопрос на нашем сайте или посмотреть на ответы имама на уже заданные.
На вопросы отвечает:

Кадыр Маликов


Малайзия: Сможем ли стать как они?
Автор: Данияр Надырбек уулу / Опубликовано: 4 августа 2017

Коран ‒ это не талисман, который можно повесить на шею, чтобы защититься от злых сил. Аллах помогает тем, кто совершенствует свой разум. Неспособность понять и интерпретировать подлинное и фундаментальное послание Корана принесло много несчастий мусульманам. Ограничивая свой круг чтения одними лишь книгами по религии и забывая о современной науке, мы нанесли огромный ущерб исламской цивилизации и потеряли свой путь в этом мире. (Махатхир бин Мухаммад государственный и политический деятель Малайзии, в 1981‒2003 гг. четвертый премьер-министр страны)

С именем Всевышнего Аллаха, Милостивого и Милосердного!

Мусульманские страны часто воспринимаются мировым сообществом культурно отсталыми, авторитарными, неспособными якобы предоставить равные права женщинам, бедными и слабо развитыми в экономической деятельности. Однако исламское вероучение предписывает следовать, как ни парадоксально, демократическим ценностям в государственном управлении и принципам свободной рыночной экономики. В то время как мусульмане в целом имеют огромный неиспользованный экономический потенциал, многие мусульмане в мире находятся среди беднейших и наименее образованных. Коррумпированные автократичные лидеры и элиты этих стран на сегодняшний день попытались получить свои выгоды от мусульманской мечты создания великого общества, но их попытки потерпели крах и были неплодотворными из-за своих манипуляций и неискренности идей этих лидеров. Пример Малайзии является уникальным в своем роде, иллюстрирует успех исламской цивилизации, его универсальности, мультикультурализма и доказывает применимость идей ислама в модернизации и экономическом развитии государства.

null
Мечеть в Куала Лумпуре на фоне башен Петронас, Малайзия

Авторитаризм и ложная интерпретация Священного Корана являются теми причинами, которые препятствуют мусульманам в достижении успеха в демократическом управлении и в достижении благополучия всего общества. В исламе и в его истории есть много примеров призыва к демократическим принципам в государственном управлении, таким как участие в принятии решений, соблюдение принципа совещательности (шура), следование закону, подотчетность перед Всевышним и обществом. Сегодня существует 1,5 млрд мусульман, живущих по всему миру в различных странах и обществах, где имеется различный уровень демократического развития, и, к сожалению, эти страны находятся на задворках, позади индустриально развитых стран Европы и Северной Америки. Попытки мусульманских стран построить общество, основанное на исламских принципах справедливости, свободы, мира и процветания, были далеки от идеального.

Однако пример Малайзии, уникальной по своей сути страны, которая за сравнительно небольшой срок смогла выйти из экономических и социальных аутсайдеров в локомотивы развивающихся экономик мира, доказывает нам обратное.

История государства

Малайзия, ранее известная как Федерация Малайя, получила свою независимость от Великобритании в 1957 году. Символично, что Кыргызская Республика и Малайзия в один день празднуют свой день независимости ‒ 31 августа. Федерация Малайя была расширена в 1963 году, став официально Малайзией, приняв в свой состав Сингапур и две бывшие колонии британцев ‒ Сабах и Саравак ‒ на острове Борнео. Малайя теперь обычно называют полуостровной Малайзией, в то время как Сабах и Саравак в народе известны как Восточная Малайзия.

В настоящее время население Малайзии насчитывает 30,57 млн человек, в состав которого входят около 58 % бумипутра (коренные местные жители, большинство из которых мусульмане-малайцы), 24 % китайцев, 8 % индийцев и 10 % других народностей.

Малайзия не является ни светским, ни теократическим государством, и с 1960 года его население росло в среднегодовом исчислении на 7 % в год. Несмотря на то что мусульманское население составляет чуть более половины общего населения, ислам закреплен в Конституции Малайзии в качестве единственной официальной религии. Эта конституционная победа ислама является крупным достижением для малайцев в 1957 году в ответ на политическое примирение с китайцами и индийцами, двумя другими основными этническими группами. Благодаря этому малайский проект ислама продолжает доминировать над политической системой страны.

Большинство малайцев живет, однако, в относительной бедности. В ответ на широко распространенную бедность среди малайцев и расовый бунт (в 1969 году) в 1970 году правительство Малайзии прибегло к ряду экстренных политических действий. Ислам провозгласили государственной религией, а малазийский язык – единственно официальным. Но не это главное. Конституционно был оформлен межобщинный компромисс, согласно которому вводилась частичная «позитивная» дискриминация немалайцев в обмен на соблюдение коренными жителями их деловых интересов. Данная мера была призвана сократить дефицит экономических доходов между основными расами. Так как основной целью правительства Малайзии является сочетание экономического роста с расовым равноправием, чтобы оставаться политически стабильной и содействовать созданию гармоничного сосуществования среди этнических групп.

Есть также большая заслуга бывшего премьер-министра Махатхира Мухаммада, который построил в Малайзии сбалансированное мультикультурное общество. Важным достижением бывшего премьера было создание устойчивой политической и парламентской системы, где все основные этнические группы ‒ малайцы, китайцы и индусы ‒ смогли объединяться в коалиции, причем создавались такие коалиции не после выборов, а до них. Таким образом, вступая в коалицию, различные партии дают свое согласие на совместную продуктивную работу и поддержку друг друга во время выборов. Участвуя в коалиции, партии также получают более широкую электоральную поддержку среди всех этнических групп. Это позволяет создать правящую коалицию, поддерживаемую абсолютным большинством населения страны. Этнические группы получают свои места в правительстве пропорционально численности. Большая этническая группа получает больше всего портфелей. Но что важно: никакие мнения, включая миноритарные, не остаются без внимания. Любой вопрос может быть обсужден в Совете коалиции. Как показала эта система, готовность делиться властью снижает вероятность конфликтных ситуаций.

Экономический подъем

Экономический подъем Малайзии – одна из удивительнейших историй современности. Эта юго-восточная страна подарила миру один из последних примеров возрождения, о котором до сих пор идут споры. Мы попытаемся найти секреты такого подъема и возможные идеологические причины этого.

Небывалый экономический прорыв, осуществленный Малайзией в эти годы, превративший ее из страны-источника топливного и сельскохозяйственного сырья в высокоразвитое индустриальное государство, базировался на разработанном Махатхиром «малазийском плане». В основе его лежат принципы так называемой экономики «корпоративного национализма», суть которой состоит в создании корпораций в прорывных высокотехнологичных отраслях экономики. Приоритетом для таких корпораций на данном этапе должна быть не прибыль, а работа на благо и процветание всего общества. Государство же со своей стороны должно по отношению к такой корпорации быть не палкой в колесе и не хозяином, а равноправным партнером. За десятилетия правления Махатхира такой подход дал видимые результаты. Были созданы национальные компании нового типа, причем не только в нефтяной сфере (как, например, «Петронас»), но и в автостроительной (компания «Протон»), телевизионной (сервис спутникового телевидения «Астра») и во многих других. Экономический рост в стране за десятилетие (с 1988 по 1997 год) составил 10 % (что явилось самым динамичным показателем по Азии), уровень жизни вырос в 20 раз. По сути, была побеждена бедность, весьма присущая развивающимся странам.

null

Именно Махатхир Мухаммад исходя из опыта своей страны предложил интеграцию мусульманских стран, создание их «общего рынка» на основе так называемого «золотого динара» ‒ условной валюты, имеющей реальное ценностное содержание, а не определяемое виртуальной биржевой игрой. Во время поразившего Азию финансового кризиса 1997 года Махатхир однозначно отклонил пакет мер помощи, предложенный Международным валютным фондом, заявив, что его страна собственными силами выйдет из кризиса, причем достаточно быстро. Очень скоро МВФ и Всемирный банк публично признали правоту малазийского премьера.

Характерной чертой многих азиатских государств, так называемых «азиатских тигров», является то, что модернизация осуществлялась в рамках западной и национальной модели развития. Примечательна здесь модернизация Малайзии. Как инициатор малайской модернизации доктор Махатхир Мухаммад проводил реформы, направленные, в первую очередь, на изменение ментальности, отношения граждан к торговле и повышение уровня образования. Так, доктор Махатхир ставил несколько основных направлений как целевые показатели, и вокруг этого крутились все анонсированные реформы:

- ликвидация бедности среди населения независимо от расовой принадлежности (the eradication of poverty irrespective of race);

- ликвидация расовой монополии на отдельные виды экономической деятельности (the elimination of the identification of race with economic function), так как долгое время в торговой сфере доминировала китайская диаспора Малайзии, в то время как малайцы исторически были заняты в сельскохозяйственной сфере;

- культурная трансформация, направленная на приобретении новых навыков в торговле и технологии;

- освоение новых подходов, усвоение новых ценностей.

Как отмечали сами авторы малайских экономических реформ, новая экономическая политика Махатхира Мухаммада предусматривала проведение реструктуризации экономики с целью достижения более равномерного распределения национального богатства. Таким образом, главным элементом НЭП были образование и профессиональная подготовка малайцев.

Исторически предпосылки для модернизации Малайзии заложила «Новая экономическая политика» (НЭП), которая была принята в 1971 году как ответ на этнические волнения после победы китайского кандидата на выборах мэра Куала-Лумпура.

На начальном этапе НЭП была направлена на усиление экспортных отраслей экономики страны. Для такого рывка нужны были инвестиции, и достаточно серьезные. Средства нашлись внутри государства. И данная задача была выполнена: в середине 70-х норма капиталовложений возросла до 18‒19 %.

Наметился устойчивый рост в аграрном секторе. Но для развития всей экономики внутренних ресурсов было недостаточно, и Малайзия начала привлекать иностранных инвесторов. Для них была разработана особая система льгот, сформированы свободные торговые зоны.

Итоги НЭП впечатляют. С середины 80-х годов более четверти всей бытовой электроники мира производится в Малайзии. Во многом это объясняется сравнительно невысоким уровнем коррупции. В Малайзии инвесторы застрахованы от бюрократической волокиты при необходимых согласованиях.

В этот же период прямые иностранные инвестиции в экономику страны были одними из самых активных в мире. Подавляющее большинство внешних инвестиционных потоков шло из соседнего Китая.

Роль Махатхира Мухаммада

null

Четвертый премьер-министр Малайзии Махатхир Мухаммад занимал свой пост с 1981 по 2003 год. Это не только самый долгий период правления в истории страны, но и один из самых длительных периодов правления в Азии вообще. Если обратиться к любому определению роли этой исключительной личности в возрождении Малайзии, то выяснится, что период его деятельности «растянулся почти на 40 лет, начиная с избрания его в Парламент страны в 1964 году и заканчивая отставкой с поста премьер-министра в 2003. Махатхир Мухаммад сыграл ключевую роль в экономическом подъеме Малайзии. За время его руководства Малайзия из аграрной страны, опиравшейся на производство и экспорт сырья, превратилась в развитое индустриальное государство, в котором вклад промышленного сектора и сферы услуг в ВВП составляет 90 %. Сегодня доля промышленных товаров составляет 85 % от общего объема экспорта. А 80 % автомобилей на малазийских дорогах – местного производства».

Махатхир Мухаммад в первую очередь разграничил религию и политику, после чего взял курс на развитие страны. Его знаменитое высказывание «Если я захочу молиться, я поеду в Мекку, а если захочу знаний, то поеду в Японию» стало основой общественного сознания малазийцев. Таким образом, наряду с современными достижениями, высоким экономическим ростом и уровнем жизни, малазийское общество сумело сохранить свои религиозные традиции и культурные основы. Это действительно чудо под названием «Малайзия», которое вместе с феноменом Южной Кореи стало одним самых ярких экономических подъемов Азии.

В одном из интервью на вопрос, почему арабы не могут совершить подобный подъем, Махатхир Мухаммад ответил:

«Как мы можем возрождаться, опираясь лишь на славу предков? Египет и страны Персидского залива – это древние цивилизации, эти государства – колыбель человечества. Однако, к сожалению, потомки не смогли продолжить дело своих предков. Смогут ли они совершить подъем? Когда вот, перед ними, живой пример – это опыт Малайзии, положение которой в то время, когда я взял на себя миссию управления государством, было ничуть не лучше положения большинства арабских стран».

Необходимо отметить, что опыт Малайзии заслуживает изучения и анализа, чтобы быть примером успеха для Персидского залива и арабского мира, благодаря которому арабские страны обратятся к источнику возрождения, а не к формализму демократии, порождающему лишь несчастья и беды.

Однажды Махатхир критически отозвался о «Всеобщей декларации прав человека», заявив, что в нынешнем контексте народам развивающихся стран нужны, прежде всего, не декларативные права, а реальный прогресс в экономике.

По мнению М. Мухаммада, при серьезном расслоении общества эксплуатация бедных слоев богатыми неизбежна, а это в свою очередь приводит к возникновению конфликтов, нестабильности и даже насилию. В таких условиях экономический рост будет отсталым, что не позволит искоренить нищету и обеспечить развитие нации, как считает он.

Подавляющая масса малазийцев исповедует ислам, поэтому в городе много красивых мечетей. Одна из них ‒ Масджид Негара, которая стоит на проспекте Джалан-Султан-Химшамуддин. Это весьма внушительное сооружение, рассчитанное на размещение 8 000 верующих. Удивительно, но мечеть никогда не пустует, а по пятницам и в дни мусульманских праздников и вовсе заполняется до отказа. Верующие совершают коллективные молитвы не только в залах мечети, но и на площади перед ней. Архитектура мечети выразительна и строга: звездообразный традиционный купол и высокий минарет длиной 73 метра. Каждый из 18 углов купола обозначает 13 штатов Малайзии и напоминает верующим о пяти заповедях ислама. Витиеватая роспись, растительные орнаменты и великолепная белоснежная отделка придают дополнительный шарм сооружению. Крыша здания украшена синими и зелеными плитами. В непосредственной близости от мечети находится Мавзолей героев, где захоронены некоторые видные политические деятели страны.

«Азиатские ценности» Махатхира Мухаммада

Как сторонник традиционных ценностей азиатских народов, Махатхир Мухаммад, правивший страной с 1981 по 2003 годы, заявлял, что малазийское видение «азиатских ценностей» основано на малайско-исламской культуре.

На его взгляд, эти ценности должны быть оберегаемы от поглощения наступающей западной культурой и ценностями. Огромный резонанс во всем мире вызвала речь премьер-министра Малайзии Махатхира Мухаммада на открытии 10-й сессии Организации Исламской конференции в 2002 году.

То был чрезвычайно актуальный, великий призыв к единению, вере, всестороннему развитию мусульманских стран, призыв, опровергающий муссируемый на рубеже тысячелетий стереотип о том, что ислам ‒ религия отсталости и террора.

Говоря о необходимости научного и экономического подъема мусульманского сообщества, Мухаммад заявил:

«Нас благословили наставлением “читать”, то есть приобретать знания. Ранние мусульмане воплощали это наставление в жизнь, переводя и изучая работы древнегреческих и других доисламских ученых. И эти мусульманские ученые своими исследованиями вносили вклад в сокровищницу знаний. Они преуспели во всех областях знания своего времени.

В то время как средневековые европейцы были по-прежнему суеверными и отсталыми, просвещенные мусульмане уже построили великую мусульманскую цивилизацию, уважаемую и могущественную, более чем способную конкурировать с остальной частью мира и защищать свою умму от иностранной агрессии.

В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс. Мусульмане проспали промышленную революцию. Мы должны наращивать нашу мощь в каждой сфере, а не только в области вооружений.

Наши страны должны быть стабильными, сильными в экономическом и финансовом отношении, промышленно развитыми и технологически продвинутыми».

Махатхир стремился следовать своему мировоззрению и в проводимой им политике внутри Малайзии. Он убеждал сограждан:

«Малайзийцы ‒ такие же люди, как и европейцы, и то, что могут они, можем и мы, и даже лучше».

Бадави с идеей «хадари»

В октябре 2003 года на посту премьер-министра Махатхира сменяет Абдулла Ахмад Бадави, до этого долгое время занимавший кресло министра иностранных дел, он практически продолжил курс прежнего руководителя правительства. Правда, немного ужесточилась риторика страны в сторону США. А в экономическом плане внешняя политика государства осталась прежней. При Бадави инвестиционная привлекательность Малайзии улучшилась. Также увеличился взаимный товарооборот с Китаем.

Бадави как продолжатель курса Махатхира, несомненно, достиг успехов. В эру правления Бадави экономические успехи были закреплены еще более тесными связями с главным инвестором.

Добившись заметных успехов в экономике, нужно было думать и о социальной политике, т. е. выработке общественной идеи, которая «склеила» бы общество страны новой идеологической платформой.

Этой платформой стала концепция «Ислам хадари» («исламская умеренность», «модернизация с опорой на ислам»), которую пытался воплотить в жизнь премьер-министр Абдулла Ахмад Бадави.

С его слов, это была всего лишь попытка вернуть умму к основам ислама, вернуть ее к фундаментальным принципам Корана и Сунны, составляющим основу исламской цивилизации.

Бадави выразил этот подход в своей речи на Генеральной ассамблее UMNO (United Malays Natiional Organization) – ОМНО (Объединенная малайская национальная организация) 2004 года: «“Ислам хадари” является полной и всеобъемлющей концепцией… Славное наследие исламской цивилизации во всех ее аспектах должно быть использовано в качестве источника вдохновения для малайской расы и обеспечения ее процветания».

Заключение

По мнению постоянного представителя Сингапура в ООН, публициста, профессора Кишора Махбубани, причиной упадка многих великих азиатских государств стала, прежде всего, ментальная колонизация. А Махатхир Мухаммад считал, что в интеллектуальном смысле во многих азиатских обществах начался регресс. По его мнению, ранние успехи азиатских государств не сопровождались интеллектуальным возрождением. Вместо этого они все более и более вовлекались в споры по незначительным вопросам, таким как: соответствуют ли исламу узкие брюки и кепки с козырьком? следует ли разрешить печатные машинки? можно ли использовать электричество при освещении мечетей? Вследствие этого азиаты «проспали» промышленную революцию. Сегодня же постсоветская Центральная Азия переживает не самые лучшие времена. До тех пор, пока политики не примутся за проведение реальных реформ, всем государствам Центральной Азии обеспечено отставание по всем пунктам мирового стандарта и сохранение устойчивых позиций в мировом аутсайдерстве.

Центральноазиатские страны должны реально выбрать модернизационный источник, пока же разговоры, как «мы изучаем опыт передовых стран мира», ни к какому эффекту не приведут, а наоборот, все больше будут тормозить имитационную модернизацию и демократизацию.

Лучшим и наиболее достойным источником модернизации являлись бы страны Юго-Восточной и Восточной Азии. Мы должны изучать опыт, как различные модели приживались и развивались в традиционных обществах. Сколько бы ни восхищались опытом Берлина, Лондона и Парижа, в силу принадлежности наших стран и развитых стран к различным мирам, это не даст реального эффекта.



Другие статьи
Показать еще