Единение. Просвещение. Созидание.
исламский журнал
Единение. Просвещение. Созидание. Вопрос ученому / Афиша / Галерея / Теги / Время намазов
С именем Аллаха, Милостивого и Милосердного. Ырайымдуу, Боорукер Аллахтын аты менен!
«Воистинну, эта Умма ваша — единая Умма (община)» (Коран 21/92)

Интеллектуальный ислам – главное орудие против экстремизма и насилия

Автор: Айколь Болотбекова / Опубликовано: 13 декабря 2015

Известный российский журналист, телеведущий, эксперт по вопросам религиозной политики, общественный деятель Максим Шевченко в качестве одного из приглашенных гостей выступил перед представителями СМИ Центральной Азии 8 декабря 2015 года на конференции «Религиозная радикализация в Центральной Азии: мифы и реальность», организованной Институтом по освещению войны и мира (IWPR) в Бишкеке.

Эксперт выразил мнение, что главным орудием в борьбе с экстремизмом и терроризмом является развитие мусульманской интеллектуальной мысли. Он считает, что исламский мир должен развиваться в демократическом русле с присущими ему исламскими принципами и ценностями. Также в своей речи Шевченко затронул такие актуальные темы, как: причины радикализации; запрещение и объявление вне закона некоторых представителей политического ислама, в том числе Партии исламского возрождения Таджикистана (в Таджикистане данную партию, легально осуществлявшую свою политическую деятельность более 20 лет на основах умеренного ислама и имевшую законно избранных представителей в парламенте страны, в связи с последними событиями в стране запретили и объявили террористической); решение судьбы Палестины; последствия «арабской весны» − волна революций в ближневосточных странах; распространение радикальных идей среди трудовых мигрантов в России и другие. С главными тезисами Максима Шевченко вы можете ознакомиться ниже, а полную версию его выступления смотрите на видео.

Любая религия, любое сознание являются эндогенными с точки зрения радикализма

Максим Шевченко не считает, что радикализм и экстремизм специфичны именно для ислама как для религии. Он полагает, что радикализму может быть подвержена любая религия, любое сознание, любое политическое движение. Журналист приводит примеры радикальных и экстремистских группировок как среди буддистских, христианских, анимистических, так и среди индуистских фанатиков.

«До недавнего времени радикальные ирландцы-католики совершали страшные теракты, взрывали машины, убивали полицейских... Кроме этого, существуют радикальные индуистские организации, которые повинны в смерти десятков тысяч людей... Что касается буддизма, то мы видим, какие события происходят в Мьянме. И в других частях мира мы наблюдаем погромы под знаменем религии. В Латинской Америке движения, приписывающие себе христианскую или индейскую анимистическую традицию, осуществляют террористические акты», − говорит эксперт.

Максим Шевченко считает, что такого рода террористические акты порождают не религиозные традиции и принципы, а социально-политические проблемы в обществе. И во всем этом политическом процессе религия используется как мобилизующая сила.

«Радикализм может возникнуть на бытовой почве. В США человек берет в руки автомат и убивает десятки людей. Эта такая социально-психопатическая реакция, которая с ним происходит. Поэтому сразу скажем, что не ислам порождает движение, подобное ДАИШ (ИГИЛ), не католицизм порождает движение, подобное Ирландской республиканской армии, не индуизм порождает движение, подобное Коричневой звезде. Я считаю, что в основе всех событий, происходящих на Ближнем Востоке, лежат социально-политические причины. Люди лишены не только возможности нормально жить и развиваться, но и даже возможности изменить свою жизнь законными, легальными способами. Фактически исламское пространство воспринимается западными странами как пространство колониальной экспансии. Мусульманам предлагается жить либо под властью тиранов, либо под властью странных террористических режимов типа ИГИЛ», − говорит российский журналист.

Западу не выгодно развивать демократию в исламских странах

Что означает интеллектуальный Ислам?
Максим Шевченко считает, что Запад, возможно, поддерживает тиранические тоталитарные режимы на Ближнем Востоке для обслуживания собственных интересов − для того чтобы эти страны поставляли Западу две вещи: нефть и дешевую рабочую силу.

«Заинтересован ли Запад в развитии демократических ценностей в мусульманском мире? Я совершенно в этом не уверен. Включение в демократическое пространство миллиардов людей может намного уменьшить капитал тех семей, которые управляют миром. Они понимают, что в мусульманской этике есть не только подчинение властителю, но и спрос с властителя за то, что происходит, за то, как распределяются деньги... Зачем договариваться с сотнями людей, когда можно договориться с одной семьей? И эта семья, используя свои авторитарные системы и силовые структуры, обеспечит дешевую рабочую силу, шелковый путь, нефте- и газопроводы».

Шевченко также полагает, что такие тоталитарные и тиранические режимы поддерживаются для того, чтобы не дать возможность развиваться интеллектуальной мусульманской мысли: «Исламскому миру не позволяют развивать его потенциал, тот самый потенциал, который позволено развивать миру европейскому, западному. Исламский мир предназначен для обслуживания западного мира человечества. Справедливо это? Конечно, нет».

По мнению Шевченко, такой повсеместный запрет и тотальный контроль приводит к зарождению радикально настроенных групп в обществе: «Когда людей ограничивают в возможности развития, обязательно происходит социально невротическая реакция. Терроризм я считаю формой социального невроза. Когда не существует иных механизмов развития, происходит такой психоз – взять и убить для того, чтобы создать. Массовый психоз при отсутствии возможностей самореализации, индивидуальной и коллективной, приводит к таким движениям, как ДАИШ (ИГИЛ), Талибан».

Таким образом, исламский мир, лишенный возможности нормального развития публичной исламской дискуссии, интеллектуальной мысли, информационной и политической свободы, обречен находиться между тиранией и терроризмом: «Такая схема выгодна колонизаторам, которые хотят видеть исламский мир в качестве источника нефти и дешевого человеческого труда».

Необходимость развития демократических принципов в исламских странах

Максим Шевченко считает, что перспектива демократического развития у исламского мира возможна только тогда, когда будут созданы условия для развития нормальной исламской дискуссии о путях свободы, о путях человеческой этики, личной и коллективной, о путях общего и целого, о государстве, о том, как распределяются полномочия в этом государстве в соответствии с этикой исламской цивилизации, в договоренности с исламской уммой и не-мусульманами. Эксперт отмечает, что демократические принципы исламского мира должны быть присущи их культурному наследию.

«Нельзя копировать систему другой цивилизации. Нужно изучать этику, присущую тому или иному пространству, и, исходя из этого, отвечать на вопрос: “Что есть человек?” Философский вопрос всегда определяет ракурс и вектор создания идеологии и ценностей. Европейский мир дает ответ, мусульманский мир пытался бы дать, если бы общественным деятелям постоянно не затыкали рот, если бы перед ними не создавали альтернативу − либо тирания, либо терроризм».

Журналист полагает, что именно развитие демократических принципов в исламских странах, поддержка мусульманской интеллектуальной мысли могут стать альтернативой тираническим и террористическим режимам.

О закрытии ПИВТ (Партии исламского возрождения Таджикистана) (недавно власти РТ объявили партию террористической и запретили ее деятельность)

Максим Шевченко считает закрытие ПИВТ (Партии исламского возрождения Таджикистана) трагическим событием по двум причинам. Во-первых, закрытие ПИВТ (она появилась вследствие мирного соглашения, подписанного двумя противоборствующими сторонами как акт прекращения гражданской войны), возможно, может послужить аннулированию данного соглашения. Во-вторых, это открывает дорогу радикальным группировкам, на пути которых стоял ПИВТ.

«Зачем это было сделано? Я не могу понять, клянусь вам. Я хорошо знаком с Мухиддином Кабири. Я считаю его современным, образованным, обаятельным человеком, серьезным политиком, закончившим Российскую академию госслужбы, учившимся в МГИМО, точно не радикала, точно не ДАИШ... Зачем это надо было делать? Зачем открывать в Таджикистан дорогу ИГИЛ, я просто не понимаю».

Радикализация среди трудовых мигрантов в России

Кадыр Маликов о мусульманах и интеллектуалах
Максим Шевченко отметил, что российские эксперты с опасением наблюдают за пропагандой ИГИЛ среди трудовых мигрантов, прибывших из стран Центральной Азии.

«Они (трудовые мигранты) вырваны из привычного социального пространства. Они не находятся под контролем устазов, как у себя на Родине, не привязаны ни к каким тарикатам. У них там (в России. – прим. ред.) ничего такого нет. Находясь на чужбине, сталкиваясь с социальными проблемами, испытывая где-то несправедливость и давление, мигранты становятся удобной фокус-группой для радикальных групп.

По словам Шевченко, главной проблемой является отсутствие эффективных методов противодействия этой пропаганде, в том числе и отсутствие развития свободной интеллектуальной исламской мысли, которая могла бы и должна была бы выступить главным орудием против экстремизма. Публичная полемика с терроризмом и его осуждение должно звучать из уст самих мусульман.

Арабская весна – спровоцированная западными политтехнологами своевременная революция

Максим Шевченко считает, что изменения в исламских странах назревали уже давно, так как формы правления режимов, которые правили в течение десятилетий, уже давно устарели, а в обществе назревали вопросы, требующие ответов. Однако, по его мнению, арабская весна была своевременным действием, спровоцированным западными политтехнологами.

«С одной стороны, она предполагала демократические перемены, которые назрели в исламском мире, были сформулированы вопросы, на которые требовались ответы уже в реальных форматах. С другой стороны, политические ресурсы, манипуляции западом абсолютно исключили для мусульман возможность нормального развития ситуации. В частности, я считаю, что включение Америки в военную операцию в Ливии было тем самым моментом, когда демократические процессы были невозможны. Я уверен, что Каддафи был человеком, который готов был к демократическим либеральным преобразованиям.... Сирия − это драма всей арабской весны. Не мусульмане и не сирийцы управляют ситуацией, все идет под воздействием внешних сил».

Палестина не обретет свободу до Страшного Суда

Максим Шевченко, ратующий за справедливое решение вопроса Палестины, предполагает, что палестинцы обречены на угнетение до начала Судного Дня.

«В сионистской политике Израиля до сих пор доминируют расистские, насильственные, агрессивные методы против палестинского народа. Единственным решением данного вопроса будет создание одного большого демократического государства, в котором жили бы и евреи, и мусульмане, и христиане, и друзы. Это результат продуманной и несправедливой политики колониального разделения Ближнего Востока».

Теги: люди


Другие статьи
Показать еще
Время намазов
14 декабря 2019г.
Фаджр
06:42
Шурук
08:24
Зухр
12:56
Аср
15:46
Магриб
17:33
Иша
18:48
Вопрос ученому
Вы можете задать интересующий вас вопрос на нашем сайте или посмотреть на ответы имама на уже заданные.
На вопросы отвечает:

Кадыр Маликов